Фарфоровый трофей

Фарфоровый трофей

Супница марки«Arzberg Bavaria» принадлежала деду Сергея Малякина. Сергей подарил ее музею в 2017 году. Долгое время она использовалась в его семье как обычная кухонная утварь. После того как была утрачена одна из ручек, супницу хотели отправить в мусорный бак. Но Сергею эта затея не понравилась и он принял решение принести семейную реликвию в музей, тем более, что история супницы была очень необычной.

Во время Великой Отечественной войны, будучи подростком, дед Сергея, тоже Сергей, проживал в селе Чапурники Волгоградской области. Рядом с селом у пруда базировались немецкие войска. Гонимые голодом, Сергей с другом, проникли на территорию полевой кухни немцев и украли супницу, наполненную кашей. Кашу съели, спрятавшись в зарослях камыша. Обнаружив пропажу, солдаты начали прочесывать заросли и стрелять. Мальчикам удалось скрыться и убежать, бросив трофей. Позже, уже после ухода немецких войск, дед подобрал его. С тех пор этот предмет хранился в его семье.

Клеймо на дне сосуда указало на производителя. Марка немецкого фарфора «Arzberg Bavaria» одна из долгожителей, использовалась она с 1927 по 1981 год. Во время Второй мировой войны эта фабрика была одной из более 33 фирм-производителей «армейской посуды» для армии Вермахта. Эта посуда именуется как посуда для Reichsheer («имперская армия») или Heer und Marine («армия и морской флот»), а также как посуда для Reicharbeistdienst («имперский трудовой фронт»). В нормах немецких промышленных стандартов № 5051 (принят в октябре 1928 года) и № 5052 посуда для столовых носит название «эконом-фарфор». По тем же нормам общее количество предметов в наборе такой посуды равнялось 19, супница также входила в этот набор. Что касается формы, веса, а также физических свойств, то посуда различных производителей практически одинакова.

Конь педальный

Конь педальный

Довольно часто это нелепое словосочетание употребляют по отношению к человеку известному своим недалеким умом и упрямством.

А между тем педальный конь – вполне реальный персонаж советской истории «игрушкостроения». Его сконструировали в недрах оборонной промышленности в 1950-е годы прошлого века, в ответ на правительственный призыв дать все лучшее детям. Конструкторы попытались соединить в одном изделии популярную лошадку на колесиках и супердефицитный в то время детский велосипед. Товар получил название «Конь педальный». 

Механизм представлял собой миниатюрную жокейскую повозку с запряженной в нее лошадью. Подобную игрушку могли позволить себе не многие. Ведь стоила она 21 рубль 50 копеек, при средней зарплате 80-120 рублей. Зато во многих парках отдыха можно было взять лошадку на прокат. Однако самые чадолюбивые родители все же выделяли средства на покупку «чудо лошадки».

Новый агрегат был шикарен с виду, но абсолютно не  функционален. Ездить на нем, привычно отталкиваться от земли ногами малыши не могли – мешали торчащие по обе стороны педали. Крутить же эти педали тоже не получалось – они были слишком тугими, да и расположены далеко от импровизированного седла. Кроме того говорили, что лошадка была ужасно неудобная, неповоротливая и скрипучая. Вот и наш конь попал в музей «со скрипом».

Фотография игрушки была увидена Ждановой А.Ю., хранителем  историко-бытовой коллекции на странице сотрудника МВК Тарасова Сергея Константиновича, сотрудника в социальных сетях. Фотография была сделана в одном маленьком поселке не далеко от города Салехарда. Сергей Константинович через знакомых узнал, кому принадлежит игрушка. Уговорил владельца подарить коня музею. Владелец привез коня педального в город, оставил у брата с целью позже передать его в музей. Жена брата, делая уборку в доме, вынесла игрушку к мусорным бакам. Которую в свою очередь обнаружила сотрудник МВК Самсонова Ольга Николаевна и принесена в музей.

В СССР коней педальных выпускали всего несколько лет – производители быстро признали свое фиаско, и «педальные» исчезли с прилавков магазинов. А само название «Конь педальный» «ушло в народ», став одним из символов человеческой глупости.

Истории жизней мастеров столярного дела

Истории жизней мастеров столярного дела

Сундук с набором столярных инструментов появился в музейном фонде МВК в 2009 году. Благодаря бывшему сотруднику  музея Белогорцеву Михаилу Владимировичу. История этих предметов началась с прадеда Михаила по маминой линии, Терентьева Николая Марковича 1880 года рождения, уроженца села Мужи.

Прадед был зажиточным оленеводом, но в 1937 году попал под процесс раскулачивания, «хотя труд наемных рабочих не использовал, а работал сам, вместе со своими членами семьи, включая детей». Большевики у семьи отняли все − оленей, новый построенный дом и весь скарб. А саму семью разлучили − Николая Марковича отправили в Тобольск, а прабабушку, Матрену Николаевну с тремя детьми − в Обдорск. Минимум вещей, что смогла сохранить и взять с собой прабабушка Михаила, поместилось в сундук. Через полгода Николая Марковича отпустили, и он приехал к семье в Обдорск, которая ютилась в амбаре дальних родственников, где они все вместе благополучно и перезимовали.

Прадед Михаила был человек работящий, на новом месте он построил дом на улице Мирюгина, в районе старой пожарной части. С этого момента он начал осваивать столярное дело, обзавелся набором столярных инструментов, научился мастерить домашнюю мебель. Такое ремесло стало приносить доход, который так был необходим для содержания семьи.

Будучи в преклонном возрасте Николай Маркович передал свои инструменты своему зятю Шамсутдинову Мирзаяну Закизьяновичу, мужу старшей дочери Мелании Николаевны. Сам Мирзаян Закизьянович был родом из города Казани, а на север в 1940 году попал осужденным по 58 статье сроком на 10 лет, который провел в исправительных трудовых лагерях на Строительстве №501. До приговора, Мирзаян Закизьянович  учился в строительном техникуме на 3 курсе, что дало ему возможность работать техником и прорабом.

Освободившись в 1950 году, он познакомился со своей будущей женой - Меланией Николаевной, которая была вдовой с тремя детьми и остался в Салехарде. Для их большой семьи был необходим дом, для строительства которого пригодились и соответствующее образование, и набор инструментов Николая Марковича. Строительство дома было закончено в 1951 году. В доме также была сделана столярная мастерская, где дед Михаила изготавливал мебель своими руками: столы, стулья и шкафы.

Деда не стало 1980 году, еще до рождения Михаила. Но в его семье остались предметы,  хранящие тепло трудолюбивых рук мастеров столярного дела – прадеда Николая Марковича и деда Мирзаяна Закизьяновича, которые после их ухода бережно хранил семейный сундук прабабушки Матрены Николаевны.

В.Чупилко - Погоня

В.Чупилко - Погоня

Картон «Погоня» Владимира Чупилко был подарен автором в музейную коллекцию «Живопись» после выставки «Страна оленья» одноименного Международного художественного образовательного проекта (2019).

Слово автору:

«Работа над картиной «Погоня» опиралась на целый ряд источников. Это и парафраз мифа об Актеоне, превращенном Артемидой в оленя и загрызенном собственными собаками. Это и христианский символ чистой души, убегающей от страшных соблазнов и терзающих ее грехов. Это и обычный сюжет многообразной природы, где кто-то – всегда охотник, а кто-то – жертва. Это может быть и формальный поиск ритмов черного и белого на зеленой плоскости с использованием анималистических образов. Можно еще продолжить этот ряд, можно его дополнить и расширить каждому зрителю, подключив свою фантазию, эрудицию и эмоции.»

Владимир Чупилко

Родился в 1960 году, окончил легендарный омский худграф.

Много работает – акрил, масло. Более 20 персональных выставок.

Знает что-то особое о мире вокруг. И мир ему за это благодарен.

Путешествует, окрыляется и окрыляет других.